«Рискуя собственной шкурой», Нассим Николас Талеб

"Рискуя собственной шкурой", Нассим Николас Талеб

«Рискуя собственной шкурой», Нассим Николас Талеб

Вам, чтецам: цитаты
Фото отсюда: https://knife.media/hidden-asymmetries/

Эта книга родилась в результате проникновенного — не как в ученом сообществе — и незапланированного флирта с математикой.

***

Ставить шкуру на кон необходимо не только для того, чтобы быть честным, финансово успешным, управлять рисками; это необходимо для того, чтобы понимать мир.

***

Можно ли сделать медицину менее ассиметричной? Напрямую нет; решение в том, что пациент должен избегать лечения, когда он болен умеренно, и использовать лекарства при «хвостовых событиях» — редко наблюдаемых тяжелых недугах. Проблема в том, что умеренно больных людей куда больше, чем тяжелобольных, — и это люди, которые будут жить дольше и дольше покупать лекарства, — поэтому фармацевтические компании мотивированы концентрироваться на них (мне говорили, что мертвецы лекарств не принимают).

***

Никогда не пускайтесь в слишком подробные объяснения, почему что-то важное важно: бесконечными обоснованиями принцип можно лишь обесценить.

***

Принцип интервенции, или вмешательства, как и принципе врачей, — в первую очередь не навреди (primum non nocere). Более того, тех, кто ничем не рискует, нельзя допускать к принятию каких бы то ни было решений.

***

Нетерпимое меньшинство может контролировать демократию и уничтожить ее… Поэтому нам нужно быть нетерпимыми к некоторым нетерпимым меньшинствам. Они просто нарушают серебряное правило. Недопустимо использовать «американские ценности» или «западные принципы», потакая нетерпимому салафизму, отрицающему право других людей на свою религию. Но Запад сегодня продолжает совершать самоубийство.

***

Мы всегда были безумны, но не всегда могли уничтожить мир. Сейчас мы это можем.

***

В Париже, в Лувре, рассказав финансистам о Хамураппи, я стоял перед внушительной базальтовой стеллой и ощущал беспокойство: я не могу прочесть написанное сам — и должен полагаться на экспертов. Каких экспертов? Если бы я был в культурном турне — да, но я профессиональный писатель, я сочиняю книгу и должен по-настоящему углубиться в тему! Не знать, как понимали и произносили древний текст, кажется мне жульничеством. К тому же я эпизодически увлекаюсь семитской филологией, а значит, нет мне прощения. В итоге я отвлекся и изучил аккадский язык в достаточной мере, чтобы цитировать законы Хаммурапи в согласии с семитской фонетикой, то есть вложить в дело душу. Из-за этого я завершил книгу позднее, чем ожидалось, зато теперь, когда я говорю о Хаммурапи, совесть не грызет меня за то, что я мухлюю.

***

Принятие риска (определенного класса рисков) отличает человека от машины, а также (тут кое-кто меня возненавидит) распределяет по ранжиру людей. Если ваше мнение не связано с принятием риска, вы ничто.

***

Я не устану повторять, что у меня нет других определений успеха, кроме одного: успех — это благородная и честная жизнь.

***

Честь подразумевает, что есть нечто, чего вы не станете делать ни при каких условиях, независимо от материальных выгод. Честь не принимает сделки доктора Фауста, она не продаст тело за 500 долларов; следовательно, она не продаст его ни за миллион, ни за миллиард, ни за триллион.

***

Если вы не можете вложить в дело душу, откажитесь от задуманного — пусть это сделает кто-то другой.

***

Так совпало, что за день до бостонского пикника я фланировал по Нью-Йорку и зашел в контору Рафаэля Дуади, друга, которого хотел удержать от работы, что есть от деятельности, которая, если ей злоупотреблять, вредит умственной ясности, портит осанку и делает лицо менее осмысленным.

***

Жизнь — это самопожертвование и принятие риска, и, если опыт не содержит в себе умеренной дозы первого при наличии второго, жизнью ему не стать. Если приключение не дарит вам риск и не чревато потерями, от которых вы можете оправиться, а то и не оправиться, — это не приключение.

***

Наука — не сумма того, что думают ученые; как и в случае с рынками, это весьма асимметричная сфера деятельности. Как только ты опроверг теорию, она стала неправильной. Если бы в науке существовал консенсус большинства, мы до сих пор жили бы как в Средневековье, и Эйнштейн кончил бы тем, с чего начинал: служащим патентного бюро с бесплодным хобби.

***

Всегда делайте больше, чем говорите. И предваряйте слова действием. Потому что так было и будет: действие без слов побеждает слово без действия.

***

Друзьями могут быть только те, кто не старается затмить или перехитрить друг друга. Античное искусство беседы стоит на том, чтобы избегать любой неуравновешенности, как пишет Бальдассаре Кастильоне в трактате «Придворный»: людям необходимо быть равными хотя бы с целью побеседовать, иначе разговор обречен на провал. Собеседники должны быть свободны от оков иерархии и вносить равный вклад. Вы скорее пойдете обедать с друзьями, чем с профессором; обратное возможно, если профессор понимает «искусство» беседы.

***

Мой девиз таков: математики мыслят точно определенными и помещенными в контекст объектами и связями, юристы и правоведы — конструктами, логики — максимально абстрактными операторами, а дураки — словами.

***

«Любовь без жертвы — мошенничество.»


Литературный журнал в Telegram «Вам, чтецам»: https://t.me/vamchtetsam

Author: suo93rvk

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *